Лекции и книги Александра Хакимова

Нужно помнить, что любой ребенок должен быть полезным обществу, поэтому воспитание сводиться к тому, чтобы дети привыкли делать добро другим даже в ущерб себе.

Александр Хакимов. Книга "Карма. Размышления".

Махабхарата. Глава десятая "Сваямвара Драупади". Часть 1


Махабхарата. Глава десятая "Сваямвара Драупади". Часть 1

Через несколько дней пути лесные тропинки вывели Пандавов и Дхаумью на широкую, мощенную камнем дорогу, ведущую в Панчалу. Странники зашагали по ней и вскоре поравнялись с группой брахманов. Увидев Пандавов, брахманы поприветствовали их и спросили:

– Кто вы и куда держите путь?

Юдхиштхира ответил, что они, пятеро брахмачари – юношей, соблюдающих обет безбрачия и проходящих обучение у своего наставника, идут вместе из Экачакры. Брахманы стали уговаривать братьев отправиться вместе с ними на сваямвару Драупади:

– Присоединяйтесь к нам, – приглашали они. – Мы все идем в Кампилью. Щедрый царь Друпада будет раздавать брахманам несметные богатства в честь своей божественной дочери.

В очередной раз Пандавы услышали рассказ о необыкновенном рождении и удивительной красоте Драупади, а также о подробностях приближающейся сваямвары. По словам брахманов, праздник будет отмечать вся Кампилья. На него соберутся актеры, певцы, танцовщицы и рассказчики древних ведических историй. Богатыри-борцы будут меряться силой, а ловкие атлеты – показывать невероятные трюки. Гостям предложат горы лучшей еды, а изысканные напитки будут литься рекой. В последний день праздника Драупади выберет себе мужа среди царей и царевичей, съехавшихся со всех концов света. Брахманы поведали Пандавам, что, по слухам, Друпада поставил перед соискателями руки его дочери очень непростую задачу. Цари, собравшиеся для участия в состязании, как ожидается, тоже будут раздавать щедрые пожертвования брахманам в надежде обрести удачу и одержать победу в сваямваре.

Показывая на небогатую одежду Пандавов, брахманы со смехом продолжали:

– Глядишь, и вы, ребята, сможете получше принарядиться. Идемте с нами. Получите все, что вам надо, а потом пойдете своей дорогой или же с нами вернетесь.

Так брахманы приглашали пятерых братьев к ним присоединиться.

– Кто знает? – говорили они. – Вы, ребята, красивы, как боги. Что, если царевна выберет одного из вас?

Указывая на Бхиму, они качали головами:

– Этот богоподобный юноша силен, как удар молнии. Бесспорно, его ожидает большая награда, если он вступит в состязание борцов.

Юдхиштхира, улыбнувшись, согласился:

– Хорошо, мы отправимся с вами в Кампилью. Идите вперед, а мы за вами.

Странники продолжили свой путь. Днем они шли, а на ночь останавливались в придорожных лесах или на берегах озер. Ласковыми речами и приятным обращением Пандавы очаровывали каждого, кто встречался им в пути, но сами оставались при этом неузнанными. Приблизившись к окраине Кампильи, они решили не заходить в город, а остановиться неподалеку, в соседней деревушке, и, обойдя несколько домов, нашли наконец приют в доме одного горшечника.

Остановившись в этой деревне, братья, как и в Экачакре, стали жить подаянием. От местных жителей они узнали, что сваямвара должна состояться через несколько дней. Царь поставил очень жесткие условия перед теми, кто желал завоевать Драупади. На вершине высокого шеста была закреплена небольшая мишень, а под ней вращался диск с единственным маленьким отверстием. Чтобы попасть в мишень, стрела должна была пройти сквозь отверстие в тот момент, когда оно поравняется с целью. Для стрельбы царь выбрал особый лук, который даже поднять не каждому было под силу. Выдержать испытание и завоевать руку божественной Драупади смог бы лишь действительно выдающийся воин.

Арджуна воодушевился. Он стал молиться Кришне, прося предоставить ему возможность поучаствовать в состязании. По словам Вьясадевы, царевне суждено было стать женой одного из Пандавов, и это позволило бы братьям заручиться поддержкой могущественного Друпады, который стал бы тогда их другом и союзником. В будущем такой союз мог бы принести немалую пользу. Арджуна с нетерпением ждал дня сваямвары.

Приготовления к предстоящей церемонии поражали своим размахом. Вокруг арены были возведены мощные стены из песчаника, в которых было сто ворот, отделанных золотом и драгоценными камнями. Эти ворота были достаточно широки, чтобы пропустить толпы зрителей. Внутри плавно спускались к центру ристалища террасы, сделанные из коралла и лазурита. В передних рядах расположились сотни усыпанных самоцветами тронов, предназначенных для царственной публики. Прибывших на сваямвару монархов ожидали белые дворцы, специально для них выстроенные царем вокруг ристалища. Эти многоэтажные здания были похожи на окутанные облаками пики великой горы Кайлаш. На окнах дворцов красовались золотые решетки, стены были усыпаны бриллиантами и изумрудами, а мраморные полы устланы дорогими коврами.

И вот наступил день сваямвары. Первыми на арену были приглашены цари. Войдя через северные ворота, они заняли места на золотых тронах. Появление монархов было встречено ревом тысяч труб и громом тысяч барабанов. Затем через восточные ворота на арену один за другим стали выходить риши, сиявшие, как солнце. Террасы, утопавшие в бессчетных венках и гирляндах, стали постепенно заполняться жителями Панчалы. Реки празднично одетых людей растекались по террасам, наполняя ристалище шумом, подобным рокоту океана. Аромат черного алоэ и благовонного ладана волнами разливался над публикой, рассаживающейся по своим местам.

Пандавы взошли на трибуны с толпой брахманов и, никем не замеченные, заняли места среди них. Окинув взглядом арену, они увидели во главе собравшихся царей Дурьйодхану и сотню его братьев, окружавших его, словно звезды – сияющую планету. Бхима почувствовал, как закипает в нем гнев, но Юдхиштхира строгим взглядом сдержал брата. Нельзя им было обнаруживать себя – не пришло еще время.

Началось празднество. Актеры и танцовщицы развлекали публику всевозможными представлениями. Брахманы совершали огненные жертвоприношения. Друпада раздавал пожертвования. Так продолжалось пятнадцать дней, и с каждым днем публика прибывала и прибывала. Немало поражены были Пандавы богатством Друпады. Царь Панчалы раздавал брахманам горы золота и драгоценностей. Пандавы же, хоть и были одеты брахманами, не ходили за пожертвованиями, а оставались на своих местах и ожидали того дня, когда должна была появиться Драупади.

На шестнадцатый день царевна, облаченная в сверкающие желтые шелка и украшенная бриллиантовыми ожерельями, вышла наконец на арену. В руках она держала золотой поднос со свадебной гирляндой, которую ей предстояло надеть на шею тому, кто успешно пройдет испытание, устроенное ее отцом. Под нежные и мелодичные звуки флейты, барабанчика и вины Драупади прошла к своему месту рядом с отцом. Увидев ее красоту, цари и царевичи вскочили с мест, потрясая оружием.

– Я завоюю царевну!

– Никто не сравнится со мной в силе и доблести!

– Драупади будет моей! – громко хвастались они друг перед другом.

Толпа царевичей волновалась, словно океан в бурю. Уязвленные богом любви, поднимались они один за другим и похвалялись своей силой. Бросая друг на друга ревнивые взгляды, они хлопали себя по плечам и размахивали луками и мечами, похожие на стадо гималайских слонов, обезумевших от страсти в пору гона.

Колесницы богов, ведомые стражами четырех частей света – Ямараджей, Индрой, Куверой и Ваю, парили над ареной. Сиддхи, чараны, наги, рудры, дайтьи, данавы и гухаки собрались под куполом небес, желая стать свидетелями устроенных Друпадой жертвоприношения и состязания, во время которого Драупади должна была выбрать себе мужа. Великие риши с Нарадой, Ангирой и Парватьей во главе стояли в небе посреди богов, похожие на яркие солнца, взошедшие одновременно.

Увидев прекрасное смуглое лицо Драупади, пятеро братьев Пандавов почувствовали, будто сердца их пронзили острые стрелы. Поднявшись с мест, во все глаза смотрели они на изящную фигуру царевны, как шла она плавной поступью к своему отцу и как села рядом с ним. А на другой стороне арены, где расположились Ядавы из Матхуры, сидел Кришна. Заметив стоящих Пандавов, Он пригляделся к ним получше и сказал, обернувшись к Балараме:

– Сдается Мне, что вон те пятеро мужчин – Пандавы.

Легким кивком головы Кришна указал на братьев:

– Ходили слухи, будто Наши двоюродные братья остались живы после пожара в Варанавате. Очевидно, что так оно и есть. А Ты как думаешь, Рама?

Баларама пристально вгляделся в пятерых брахманов, выделявшихся ростом и мощным телосложением. Сомнений не было: это сыновья Кунти. Он с улыбкой повернулся к Кришне, и тот улыбнулся Ему в ответ, но о Своем открытии Они никому не сказали.

В тот момент взоры всех царевичей были прикованы к Драупади и ее отцу. Пандавов же, стоявших совсем рядом, никто не заметил. Друпада махнул рукой, и царевичи сели, кусая губы от гнева и ревности друг к другу. Небесные цветы посыпались из облаков, и тут же ристалище наполнилось звуками раковин и барабанов. Словно золотое древко, что поднимают в честь Индры, встал брат Драупади Дхриштадьюмна. В тишине, охватившей ристалище, огласил он имена всех присутствующих царей и царевичей. Первыми назвал он царевичей из Хастинапура, затем тех, кто прибыл из Матхуры, а потом и всех остальных, съехавшихся из сотен стран и областей.

Взяв сестру за руку, Дхриштадьюмна громовым голосом провозгласил:

– Эта царевна достанется сегодня тому, кто попадет в установленную нами цель.

Царевич указал на огромный лук, лежащий на золотом столе:

– Вот лук и стрелы, которыми вы должны будете воспользоваться. Я заявляю перед всеми: тот, чья стрела пройдет через отверстие и поразит цель, получит руку Драупади. Этот подвиг под силу только человеку благородного происхождения и великой доблести.

Дхриштадьюмна вернулся на свое место рядом с отцом. По знаку Друпады жрец зажег жертвенный огонь, возвещая открытие церемонии. Тысячи брахманов огласили арену чтением ведических молитв. Друпада оглядел собравшихся царевичей. Нет, никто из них не производил впечатления. Среди этих горделивых монархов он не увидел подходящей пары для своей дочери. Царь думал об Арджуне. О, если бы этот царевич был жив! До него дошел слух, что Пандавы спаслись из пожара, только где они теперь? Лишь воин, равный в своем мастерстве Арджуне, мог выдержать испытание. Друпада недаром поставил такие трудновыполнимые условия. Он знал, что выполнить их сможет только Арджуна, и потому надеялся, что Пандав появится и примет вызов. Обещал ведь Друпаде Яджа, проводя свое жертвоприношение, что, рожденная из огня, его дочь станет женой Арджуны. Разве могут слова риши не сбыться? Друпада смотрел с волнением, как цари и царевичи, вызываемые по имени, по очереди выходили на арену, чтобы испытать свою силу и сноровку.

Теплые солнечные лучи играли на коронах и золотых серьгах царей и царевичей, когда они один за другим величественной поступью подходили к заветному луку. Но даже поднять колоссальное оружие им удавалось лишь после немалых усилий. Справившись с этим и в конце концов поставив лук прямо, они сталкивались с новой задачей – согнуть его и натянуть тетиву. Но об этом нечего было и мечтать. Лук едва-едва поддавался их усилиям, но потом вновь резко распрямлялся. Царевичи теряли равновесие и падали, набивая синяки да шишки, их гирлянды рассыпались, а короны сваливались с головы и катились по земле. Дождавшись очереди, царевичи выходили вперед и, испытав позор и унижение, возвращались к своим изящным золотым тронам, поправляя на ходу сверкающие украшения. С трудом переводя дыхание, царевичи молча садились на свои места, качая головой, а от их пылких надежд не оставалось и следа.

Но вот подошла очередь Карны. Глядя, как он шагает к луку, словно золотая гора, сошедшая на арену, Пандавы подумали было, что цель уже поражена и царевна завоевана. Однако, стоило ему подойти к луку, Драупади поднялась с места и объявила громким голосом:

– Я никогда не выйду замуж за сына колесничего.

Зная, что Карна был сыном Адхиратхи, старшины сутов, основным занятием которых было вождение колесницы, Драупади воспользовалась своим правом и лишила его возможности пройти испытание.

Карна густо покраснел и нервно рассмеялся. Несколько мгновений он стоял, обратив взор к солнцу, затем повернулся и зашагал назад, в гневе скрежеща зубами, но не проронив, однако, ни слова.

Следующим был Шишупала, могучий царь страны Чеди. С большими усилиями согнул он лук дугой, но, когда попытался натянуть тетиву, не удержал его. Лук вырвался из рук царя, отбросив его на землю, где тот пролежал плашмя несколько мгновений, пока не собрался с силами и не вернулся на свое место, побежденный. Вслед за ним попытать удачу вышел Джарасандха, владыка страны Магадхи, державший в страхе самих богов. Он согнул лук и держал его одной рукой, другой пытаясь надеть тетиву. И опять вырвался лук, бросив царя на колени.

Видя слабость монархов, Дурьйодхана лишь презрительно усмехался и, когда подошла его очередь, гордо вышел вперед. Зрители замерли в ожидании, глядя на то, как правитель Хастинапура поклонился Друпаде. Царь слегка кивнул, и Дурьйодхана поднял лук. Ловко натянув тетиву, наложил он на нее одну из златоперых стрел, внимательно прицелился, и – выпустил стрелу. Взлетела она и, пройдя вращающееся отверстие, устремилась к цели, но прошла рядом на расстоянии волоса. В гневе отбросил царевич лук в сторону и вернулся на свое место.

Зная о том, что Драупади суждено было выйти замуж за Арджуну, никто из царей Ядавов, среди которых были и Кришна с Баларамой, не попытался пройти испытание. Они просто смотрели да смеялись, видя, как царевичи один за другим отскакивали от лука и падали на землю. Вздох облегчения вырвался у них из груди и когда стрела Дурьйодханы пролетела мимо цели. Этот злодей не заслуживал такой награды, как Драупади. Но где же Арджуна? Только Кришна и Баларама были спокойны. Их взоры были обращены на противоположную трибуну, где расположились брахманы.

И вот уже не осталось никого из царей, кто бы ни попробовал, – и все потерпели неудачу. Драупади по-прежнему держала в руках золотой поднос с ярко-красной гирляндой. Громким голосом Дхриштадьюмна спросил, не осталось ли еще претендентов. Арджуна вопросительно посмотрел на Дхаумью, и тот улыбнулся, согласно кивнув. Тогда царевич поднялся и вышел на середину арены. Брахманы при виде его закричали в восторге, размахивая оленьими шкурами. Как знать, может быть, простой брахман преуспеет там, где оказались бессильными могущественные цари всего мира. Если уж какой брахман и сможет добиться успеха, так это он, стоящий сейчас на арене. Словно темное облако, Арджуна двинулся к луку. Походкой он напоминал льва.

Но не все брахманы его поддержали. Сомневался кое-кто из старших. Они боялись, что Арджуна опозорит брахманское сословие своей необдуманной выходкой, и потому громко возразили:

– Разве может тот, кто и силой не отличается, и оружием едва ли владеет, достичь успеха там, где потерпели неудачу владыки мира? Остановите этого юнца! Это просто ребяческая дерзость и заносчивость – что еще могло побудить его взяться за такую невыполнимую задачу? Из-за него мы все будем выглядеть глупо.

Другие брахманы отвечали:

– Приглядитесь к этому юноше. Его руки и ноги сильны, как хоботы могучих слонов. Его плечи широки, а своим богатырским обликом он похож на разъяренного льва. Он вполне может достичь успеха. И уж можно не сомневаться, что он не вышел бы на арену, если бы не был уверен в своих силах.

Кто-то стал описывать могущество брахманов. Независимо от того, обладали они физической силой ли нет, брахманы всегда отличались могуществом, в основе которого была их духовная сила. Недооценивать брахманов было бы ошибкой. В минувшие времена все воины земли погибли от руки Парашурамы, а он был брахманом. Великий риши Агастья выпил целый океан. Не существовало ничего, что было бы не под силу брахману. Не следует сдерживать этого юношу.

Считавшие так поддержали Арджуну криками:

– Конечно! Пусть он попробует. Он с легкостью натянет тетиву и поразит цель.

– Да будет так, – согласились старшие брахманы и вернулись на свои места.

Арджуна вышел на середину арены и, поклонившись царю, вопросил звучным голосом, эхом раскатившимся над ристалищем:

– Дозволяется ли брахману пройти это испытание?

Друпада с любопытством оглядел стоявшего перед ним человека и дал согласие.

– Нет ничего постыдного для правителей в том, чтобы подчиниться силе брахманов, – сказал Друпада. – Воистину, цари находятся под защитой этой силы, так же как боги, которых защищает Вишну.


Интересно знать..
  • Веды
    Веды
    Веды

    В слове «Веда» слышится что-то родное. Ведать, ведомство, проповедовать… «Веда» – означает «знание». Это знание пришло из глубины веков, время разрушает всё, но только не Знания. Санскрит, на котором написаны Веды, является источником множества

    Читать далее
  • Книги
    Книги
    Книги

    Александр Геннадьевич Хакимов является автором книг: «Карма», «Реинкарнация», «Последний экзамен», «Духовная семейная жизнь», «Варнашрама-дхарма» (Совершенное общественное устройство), «Уровни сознания», «Эволюция сознания» и других.

    Читать далее
  • Лекции \ Семинары
    Лекции \ Семинары
    Лекции \ Семинары

    Александр Геннадьевич Хакимов за 30 лет путшествий по России, ближнему и дальнему зарубежью провел более 1000 успешных семинаров в 17 странах мира. Поэтому тысячи людей так ждут встречи с ним, чтобы получить заряд энергии и силу для внутреннего прогресса, позитивных перемен в жизни. Практически каждый день его жизни – это лекции в переполненных залах, где он делится с людьми полученными знаниями.

    Читать далее
  • Храм Ведического Планетария
    Храм Ведического Планетария
    Храм Ведического Планетария

    В Индийском городе Маяпуре – мировом центре ведической духовной культуры – возводится купол необыкновенного храма, который, согласно предсказаниям Вед, изменит судьбу всей нашей планеты. Авторитеты ведического знания говорят, что именно после открытия Храма Ведического Планетария наступит долгожданный Золотой Век – возрождение духовности на всей планете Земля. Ренессанс, которого так ждут люди.

    Читать далее